Благословенные сады

Когда говорят о ландшафтной архитектуре, чаще всего имеют в виду благоустройство частных загородных владений или общественных садов и парков. Между тем ландшафтные дизайнеры работают и на территориях, прилегающих к православным храмам. Эта тема, которую затрагивают редко, необычайно интересна и важна для понимания того, что же такое рукотворный ландшафт и чему он призван служить.

святой мученик Трифон

Всего лет десять назад большинство русских церквей являли печальное зрелище "мерзости запустения на святом месте", по Слову Евангелия. Полуразрушенные храмы казались осколками дореволюционной эпохи, хотя и несли на себе печать былого величия. Несколько поколений наших соотечественников выросли с чувством, что заброшенные православные церкви — это прошлое, которого никогда не вернуть.

Но в 1990-х, когда многие из нас нашли свою дорогу к храму, церкви стали в буквальном смысле восставать из руин. Загляните в Донской монастырь: вместо груд строительного мусора, "украшавших" некогда этот "памятник архитектуры", там сейчас дивное море цветов, вызывающее в памяти древние забытые слова: благолепие и благодать. И цветам в монастыре хорошо, и людям, которые в центре Москвы могут попасть в место, где нет городской суеты, где на душе становится радостно...

Когда человек приходит в храм — неважно, знает он, что такое ландшафтный дизайн, или нет, — он испытывает воздействие архитектуры не только самого храма, но и прилегающего к нему пространства. А его ландшафтное решение имеет глубокий символический смысл. Древние зодчие очень точно знали степень воздействия этого сакрального, священного пространства на человека. Тот, кто ступает на церковную землю, должен утешиться. Прежде всего — горожанин, потому что церкви, расположенные в сельской местности, как правило, живут в полной гармонии с окружающей средой. Так, например, церковь в Поленове стоит на величавом утесе над Окой. Кругом — луга, березы, сосны. Церковный погост, где даже ветхие деревянные кресты несут на себе печать древнего благолепия. Под невысокой каменной оградой из известняка сложена поленница... Это — идиллия "деревенской" эстетики, где ландшафтному архитектору и добавлять-то нечего: все сделано самой природой. В мегаполисе ситуация совсем другая. Человек, попадающий на территорию храма, должен стряхнуть с себя суету повседневности. Многие, возвращаясь с работы, заходят в храм — иногда совсем ненадолго: просто поставить свечку, послушать церковное пение... Конечно, кто-то ищет утешения в театре или консерватории, но верующие испытывают потребность побывать именно в храме, и это должен учитывать дизайнер, работающий на священной территории.

Ландшафт призван гармонировать с храмовой архитектурой и не удивлять, а прежде всего радовать людей своей естественностью. Поэтому очень важно, чтобы ландшафтный архитектор, благоустраивающий территорию возле храма, выбрал правильный масштаб. Так, вокруг величавого собора Донской иконы Божией Матери в Донском монастыре могло быть только море цветов, а бывают ситуации, когда рядом с храмом делают что-то традиционное, обычное для загородного участка на шесть соток: маленькая альпийская горка, пруд с фонтанчиком... Места вокруг церкви немного, но архитектору хочется непременно "сделать красиво". И если масштаб выбран неправильно, то получается некое "мельтешение" ландшафта, так что поневоле думаешь: лучше было бы, не мудрствуя лукаво, высадить вокруг храма садовые ромашки.

Частное мнение автора этих строк: "избыточный" ландшафтный дизайн не совсем уместен на территории храма. У церковных садов иная смысловая нагрузка, нежели у светских "зеленых зон". Тут не может идти речь о типовой ландшафтной эстетике, которой отчасти свойственен эффект украшательства. Главным является не создание броского ландшафта, а правильное планировочное решение. Декоративные валуны возле храма не должны показывать, что это — плод работы дизайнера XXI в. Наоборот, у человека, пришедшего в церковь, должно появиться ощущение, что деревья здесь растут очень давно, что все осталось таким, как было и сто, и двести лет назад...

Особенно это относится к городским храмам с маленькой территорией, потому что у монастырей земельные владения всегда больше: там сажают деревья, кусты, и многие ландшафтные задачи решаются как бы сами собой. А на небольшой территории, где кроме растений бывает необходимо разместить служебные постройки, следует найти лаконичные плавные формы, применимые именно к этому, отдельно взятому месту.

Спешите делать добро

Сейчас уже мало кому из россиян, чувствующих свою ответственность за судьбу Отечества, приходится объяснять, что спасение страны — в возрождении духовных традиций наших предков. Поработать рядом с храмом — дело святое. Автору этих строк неоднократно приходилось слышать, как благодарили настоятели храмов фирмы и частных лиц, выполнявших озеленительные и ландшафтные работы на благотворительной основе. К тому же почти все московские церкви — это еще и памятники архитектуры: они являются историко-культурным наследием, и, принимая участие в благоустройстве храмовых территорий, вы вписываете свое имя в анналы великой российской культуры...

Архитекторы, реставраторы, историки знают и высоко ценят уникальный памятник — церковь святого мученика Трифона, расположенную недалеко от метро "Рижская" и стоящую несколько особняком от улицы, названной в ее честь Трифоновской. История этой церкви — ровесницы кремлевских соборов — необычайно интересна. В древности местность эта звалась Напрудной слободой, а по соседству располагались леса — Сокольники, сохранившие в названии память о царской соколиной охоте. Легенда повествует, что церковь была построена неким сокольником Трифоном, упустившим царского сокола. Когда после безуспешных поисков он впал в отчаяние и заснул, во сне ему явился его покровитель — святой мученик Трифон — и показал, где найти птицу. В честь чудесного спасения от царского гнева сокольник воздвиг храм на месте явления святого. Именно благодаря этой легенде иконография древнего христианского святого изменилась: святого мученика и чудотворца Трифона стали с тех пор изображать с соколом в руке, таким его и знают русские верующие. В храме находятся мощи святого, к которым приходили за помощью паломники со всей Руси, направляющиеся из Москвы в Троице-Сергиеву лавру.

За более чем пятисотлетнюю историю храма его не раз перестраивали. В начале 1930-х большая часть церкви была уничтожена, но древний храм удалось спасти, и при реставрации в 1947 г. ему вернули первоначальный облик XV в. В 1992-м храм вновь освятили, там возобновились службы, но работы по благоустройству прилегающей территории начались совсем недавно. Ведутся они на благотворительной основе, и, пользуясь случаем, автор этих строк обращается к обширной читательской аудитории журнала "Ландшафтный дизайн" и приглашает всех принять посильное участие в благоустройстве территории древнего храма. Кто-то может помочь материально, кто-то (речь идет прежде всего о самых "ревнивых" читателях рубрики "Клуб профессионалов" — ландшафтных архитекторах и ботаниках) — поделиться растениями, а кто-то может помочь и трудом своим.

Территория, прилегающая к Трифоновскому храму, достаточно большая — почти 50 соток. Здесь можно посадить ели и березы, луговые травы и цветы — словом, воссоздать тот естественный ландшафт, который в свое время окружал церковь. Пусть те, кто захочет помочь храму, помнят: посаженные вами у церкви растения будут за вас молиться и помогать вам. Это не избыточный пафос. Ведь когда речь идет о святыне, то, по выражению поэта, высокопарных слов не стоит опасаться. Священное Писание гласит: "Спешите делать добро".

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...